aba_g (aba_g) wrote,
aba_g
aba_g

Category:

Алфавит рабби Делёза: V или Vergilius (Вергилий)

      Конечно, говоря Voyage (Путешествие), Делёз подразумевает Вергилия. Ну, какое серьезное путешествие может обойтись без Вергилия? Вас разве не убедил в этом Данте Алигьери? Если вы отправляетесь в путешествие ради развлечения, тогда, пожалуй, вы можете не беспокоить понапрасну Вергилия. А если собрались в духовное путешествие, вам нужен опытный провожатый, знающий дорогу (via), хорошо ориентирующийся по звездам, особенно  в семизвездии (vergiliae) Власожар, или Плеяды. Ведомый ими Вергилий, или Virgil, - это тот муж (vir), который может и «звезду закатную за волосы ее повести» (Иов. 38:32). Вергилий и волхвы видят звезду, восходящую на востоке, и отправляются в путешествие, их путь  пролегает между звездами: западной и восточной. Они берут звезды в  попутчики. «Every man and every woman is a star» («Каждый мужчина и каждая женщина – звезда»). (А. Кроули. «Книга Закона»). Звезда путешествует со звездами, «звезда с звездою говорит» (М.Ю. Лермонтов).
         Человек сделан так, что ему всегда недостает каких-то букв. Ощущая нехватку и пытаясь восполнить ее, он пускается в путешествие, рассчитывая найти эти буквы. Редким счастливчикам это удается. Большинство возвращается ни с чем, другие, обманываясь, довольствуются какими-то буквами, которые не их буквы, а чужие, не понимая, что их буквы незаменимы и нехватка восполняется не простым путешествием во внешнем пространстве, а духовным - внутри и среди своих букв. Ибо в их складках затерялись недостающие буквы... Как и между звездами...
        По-настоящему путешествует тот, кто неподвижен, охватил своей неподвижностью всякое движение во внешнем мире, включил его в интенсивность своего сознания так, что удостоверяется в его реальности не вовне себя, а внутри. Тогда он в какой-то мере уподобляется аристотелевскому перводвигателю, внешняя неподвижность коего обеспечивается высшей внутренней интенсивностью. Premier moteur не путешествует, интенсивность букв и пространств, содержащихся в нем, освобождает его от необходимости быть в движении.
          Путешествие проходит в интервале между первой и последней буквой, как и всякое движение во Вселенной, начиная с «Большого Взрыва» и до обратного сжатия в сингулярность, или в случае бесконечного расширения.
           Буквы разбросаны в мире подобно костям. Путешествующий собирает их, пытаясь найти хоть одну живую букву. Жизнь всегда регрессирует к блужданию по кладбищу букв. Его аллеи и участки маркируются мертвыми буквами. Прогулка по ним - это что-то вроде прогулки по Новодевичьему кладбищу, она не предполагает абсолютного разрыва, но создает иллюзию разрыва. Это ложный разрыв. Номад или кочевник всегда возвращается, его путешествие состоит из одних поворотов. Его жизнь и смерть принадлежат кладбищу букв, он никогда не выходит за его ограду.
              Если ты превратил путешествие не в удовольствие, а в жертвоприношение, тогда ты не мудак, а шахид или исповедник. Не кочевник или номад, не изгнанник или эмигрант, а sacerdos, приносящий самого себя в жертву. Тогда путешествие становится сакральным. Только так возможен абсолютный разрыв, и никак иначе. Высший тип путешествия - это путешествие, из которого не возвращаются. Истинный путь только один, также и путешествие. Множество тривиальных путешествий не запоминается, их цели давно похоронены, нет даже надгробных памятников и крестов. Духовный путь, как показал Гегель, поддается воспоминанию (Er-Innerung). Духовное путешествие - это воспоминание себя, все другие внешние путешествия - забвение себя.
            Не ты путешествуешь, или твое тело, а твоя звезда. Одну часть пути она проходит с Вергилием (Vergilius), а вторую - с Девой (Virgo). Не обращай внимания на эту формальность. Дева находится не только в конце, но и в начале пути, вдохновляя на путешествие. Когда правый путь утрачен во тьме долины, а в разноголосице весталок трудно различить спасительную весть, тогда на помощь приходит Вергилий. Но не надейся на него всецело. Он проведет по всем кругам ада, но ведь это будет хождение по кругу, путешествие без разрыва.  Даже Вергилий не может предложить другого путешествия, кроме уже известного путешествия кочевника или номада. И если бы не Дева, ты вечно кочевал бы между адом и чистилищем, разбивая свои шатры на стоянках для ночлега. Но если ты удостоишься путеводного взора Девы, он подобно вспышке молнии осветит твой путь. Это будет разрывом, ибо ты обретешь другой путь, и путешествие твое уже не будет путешествием кочевника, вечно возвращающегося на прежние места.
           Вспоминаю, как гулял когда-то по Афинам. Мне нравился ночной город, теплый воздух, освещенный лучами прожекторов Парфенон, и звездное небо над головой. Хотел бы я вернуться? Может быть… Но ведь есть еще Иерусалим. А это разрыв.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments